Эмпатия это стремление

Эмпатия это стремление

Эмпатия это способность к сопереживанию, уважению чувств собеседника. Люди, склонные к эмпатии, тонко реагируют на чувства и эмоции посторонних, буквально «пропускают» их через себя. Ощущения проходят на эмоциональном или рациональном уровне, с различной степенью воздействия.

Люди, склонные к сопереживанию

Эмпатия что это в психологии

Empatheia переводится с греческого как сочувствие. Эмпатия это в психологии осознанное понимание внутреннего мира или эмоционального состояния окружающих. Эмпатами называют людей, обладающих способностью определять настроение собеседников.

Желая разобраться, что такое эмпатия в общении, следует учесть характерную особенность дара – многоплановость эмоций: легкий отклик или глубокое погружение во внутренний мир людей. Механизм эмпатии не изучен до конца, считается, что за ее проявление отвечают зеркальные нейроны.

Виды эмпатии

Выделяют 4 вида эмпатии:

  1. Эмоциональная форма эмпатии – это способность человека к воспроизведению механизма психического заражения. Сильно выражена у людей с чувствительной нервной системой, воспринимающих передаваемые партнером эмоциональные сигналы различными органами чувств. Люди, склонные к психоэмоциональной форме эмпатии, страдают от чрезмерной чувствительности и нервной перегрузки.
  2. Когнитивный тип. Способность сопереживать другому человеку на интеллектуальных процессах называется рациональной эмпатией. Ощущения построены на сравнении, аналогии, ассоциации с ранее пережитыми ситуациями. Человек, рассматривая поведение партнера, вспоминает подобную ситуацию и переживает близкие чувства. Эффективность рациональной эмпатии определяется богатством эмоционального опыта индивида.
  3. Эстетическая эмпатия – определение в психологии дает понятие проникновенности художественным образом, объектом, вызывающим эстетическую реакцию.
  4. Предикативная эмпатия проявляется как способность предсказывать реакции другого человека в конкретных случаях.

Уровни

Различают 4 уровня эмпатии, характеризующие способность человека к сочувствию:

  1. Низкий уровень присущ людям, которые сконцентрированы на собственных чувствах и эмоциях. Им сложно прочувствовать ощущения собеседника. Эмоционально черствые люди ограждаются от окружающих, сужают круг общения.
  2. Средний уровень определяет способность понять переживания партнера, но остаться равнодушным к проблеме. Только близкие люди заставят индивида искренне сочувствовать и помочь.
  3. Высокий уровень сопереживания дает хорошую возможность понимать эмоции окружающих, не проецируя их на себя. Обладатели высокого уровня эмпатии коммуникабельны и легко идут на контакт, ждут аналогичного проявления от окружения.
  4. Повышенная степень сопереживания максимально точно определяет, что такое эмпатия в психологии, дар редких людей заключается в умении переживать чужие эмоции аналогично своим. Данная черта провоцирует по жизни множество проблем в силу ранимости и чувства вины. Если человек научится справляться с повышенной степенью сопереживания, он станет отличным медиком или психологом.

Формы

Особые формы эмпатичности – это в психологии сопереживание (принятие субъектом эмоциональных состояний, аналогичных собеседнику) и сочувствие (выражение своего состояния относительно переживаний собеседника в форме рассуждений).

Психологические механизмы эмпатии

Психическое заражение

Механизм психологического заражения возник с зарождением эволюции как взаимный обмен эмоциями в группе особей или индивидов. У людей механизм хорошо заметен при заразительном смехе или глухом раздражении в переполненном транспорте. Функция заставляет людей интуитивно понимать, что могут значить изменения мимики партнера, сердечного ритма, дыхания, потоотделения.

Идентификация

Идентификация – способность представить себя на месте другого человека. Главным условием успешной идентификации является собственный опыт. Пример – педагог может представить себя на месте студента и прочувствовать состояние оппонента на основе соответствующего опыта. Учащийся не идентифицирует себя с учителем, поскольку никогда не был на его месте.

Важно! Отсутствие идентификации зачастую является следствием жестокости детей, черствости успешных, благополучных людей.

Проявление идентификации у детей

Децентрация и рефлексия

Децентрация – это эмпатийные способности, основанные на принятии чужой точки зрения. Не согласиться, а рассмотреть вопрос с чужой позиции. Необходимость механизма вызвана искаженным образом себя и своего отношения к окружающим. Социальная рефлексия придает процессу эмпатии осознанный и объективный вид.

Как развить эмпатию у человека

Активное слушание

Многие люди слушают безучастно, одновременно занимаются другими делами или погружаются в собственные мысли. Восприятие информации с эмпатией может выражаться только в полной отдаче другому человеку. Как развить навык:

  • Нужно давать спикеру высказаться;
  • Уделять собеседнику абсолютное внимание;
  • Периодически повторять услышанное, обобщать информацию;
  • Включать эмоции в разговор;
  • Ставить себя на место партнера;
  • Исключить суждения.

Дальнейшие действия с информацией, полученной в ходе слушания, также важны. Часто люди стремятся предложить решение проблемы на основе собственного опыта. Более эффективным вариантом сочувствия станут следующие фразы: «Ты хорошо держишься», «Чем я могу помочь?», «Судьба дает нам столько испытаний, сколько мы можем выдержать».

Проговаривание комплиментов

Комплименты помогают вывести людей из подавленного состояния. Словесные внушения заставляют слушателя поверить в слабо выраженные качества, исправить несовершенства. Слова «Не унывай, ты молодой, талантливый, красивый, еще все впереди», содержат больше веры и добра, нежели произношение в аналогичной ситуации «Да, тебе не повезло, дела твои плохи, и никто не сможет помочь».

К сведению. Хороший комплимент окрылит, вылечит душу: «Меня ценят! Во мне видят хорошее».

Упражнение «Убежище»

Следует устроиться в удобном положении, максимально расслабиться и представить идеальное убежище: это детская комната, хижина в горах, шалаш в лесу, песчаный пляж или другая планета. Единственный критерий – ощущение покоя, комфорта, безопасности. Нужно побыть в укромном месте столько времени, сколько понадобится, чтобы успокоиться, отдохнуть. Простые фантазии снимут эмоциональное напряжение и помогут «сбросить» лишний груз.

Анализ своего поведения

Самоанализ выступает логическим продолжением самоконтроля. За счет подробных воспоминаний хорошо тренируется память, необходимость отмечать детали формирует наблюдательность. В ходе глубокого самоанализа человек создает мысленные образы событий и разговоров, что помогает воспроизвести в памяти определенные детали, улучшается воображение.

Важно! Краткий самоанализ дает возможность извлекать урок из успехов и ошибок, выявлять недостатки.

Умение анализировать собственные поступки уберегает человека от ненужных конфликтов. Лишенные данного умения люди эгоцентричны, слова и поступки не подвергаются сомнению с их стороны. Эгоисты неприятны для окружающих и становятся опасными при получении власти.

Характерные проявления эмпатии

Под понятие, что такое эмпатия определение в психологии, попадают люди с высокими показателями эмоциональных откликов:

  • на эмоциональные воздействия индивидуумы реагируют кожной проводимостью и частым сердцебиением;
  • страдают повышенной эмоциональностью, часто плачут;
  • много времени проводят с родителями, ярко проявляют эмоции и делятся внутренними переживаниями;
  • оказывают людям реальную помощь;
  • поддерживают и укрепляют дружеские отношения;
  • расценивают позитивные социальные черты как важные;
  • ориентируются на моральные ценности.

Диагностике эмпатичной личности подлежат 6 векторов сопереживания: к родителям, животным, престарелым людям, детям, героям художественных произведений и сверстникам в межличностных отношениях. Шесть шкал теста открывают каналы эмпатии: рациональные, эмоциональные, интуитивные, а также установки, сопутствующие или ограничивающие сопереживание.

В силу отсутствия сведений о способе выделения шкал, сложно делать выводы об обоснованности анализа эмпатии как многопланового, целостного явления. Более надежным психодиагностическим средством оценки сопереживания выступает тест Мехрабьяна и Эпштейна, измеряющий эмпатию как узкую эмоциональную отзывчивость.

Методы контроля эмпатии

Существует несколько простых способов контроля эмпатических свойств:

  1. Нужно несколько раз в день думать исключительно о собственных чувствах, не связанных с посторонними людьми.
  2. Критически мыслить. Соглашаясь помочь собеседнику, важно поддать осмыслению, хочет ли эмпат выполнять данную функцию, и сделать верное решение.
  3. Медитировать. Практику потребуется занять удобное положение, сидя или лежа, закрыть глаза и представить возврат энергии, растраченной на посторонних людей.
  4. Наслаждаться жизнью. Большинство эмпатов эмоционально подавлено, несут свой дар, словно «крест». Однако оказание реальной помощи требует приведения в порядок собственных мыслей и чувств, достижения гармонии, радости. Рекомендуется сосредоточиться на радости от взаимодействия с окружающими, визуализировать распространение внутреннего позитива на людей и отказаться от общения с неприятными личностями.

Эмпатия требует самоконтроля: чтобы мудро использовать дар, следует научиться управлению собственными чувствами и эмоциями, вспомнить о любви к себе.

Видео

ФЕНОМЕНЫ ЭМПАТИИ И КОНГРУЭНТНОСТИ

А.Б. ОРЛОВ, М. А.ХАЗАНОВА

Стремление к проведению сущностных различий, к большей однозначности понятий, к более четкому определению и пониманию феноменов — важный показатель научного мышления. Особенно отрадно наблюдать это стремление в таких областях психологического знания, за которыми закрепилось имя «не вполне научных » или, как принято говорить в англоязычных странах, «soft science «.

В статье Ю. Б. Гиппенрейтер и соавторов [2] предпринята попытка теоретического и эмпирического анализа феноменов псевдоэмпатии и конгруэнтной эмпатии. Прекрасный обзор литературы по проблеме эмпатии, одновременно исчерпывающий и лаконичный, задает тон всей статье, основную задачу которой авторы видят в том, чтобы добиться «более однозначного понимания эмпатии «. История вопроса

Читайте также:  Болит верхняя часть уха снаружи

прослеживается авторами начиная от классических исследований Э. Титченера или Т. Липпса вплоть до последних работ К. Роджерса и его последователей. Результаты проведенного анализа позволили авторам сформулировать следующий вывод: за понятием «эмпатия » стоят «очень разные содержания, иногда даже противоположные его первоначальному смыслу » [2; 64]. Выход из этой ситуации авторы видят во введении нового термина «конгруэнтная эмпатия «, обозначающего комплексную способность: а) последовательно выражать эмпатическое понимание другого в речи и/или действии и б) гибко переключаться от состояния эмпатического понимания другого к искреннему выражению своих реальных чувств, в том числе отрицательных, без потери общего позитивного принятия другого [там же]. Результаты эмпирического исследования, как их интерпретируют авторы, подтверждают обоснованность и полезность введения в научный оборот термина «конгруэнтная эмпатия «.

Переходя от констатирующей к оценочной части рецензии, сформулируем наш исходный и основной тезис: полностью соглашаясь с авторами в их общей оценке неоднозначного употребления термина «эмпатия «, мы не согласны с использованием термина «конгруэнтная эмпатия » в качестве средства внесения большей определенности и непротиворечивости в психологический концептуальный аппарат; на наш взгляд, феномена конгруэнтной эмпатии не существует, есть феномены эмпатии и конгруэнтности. Мы проведем обоснование данного тезиса по следующим взаимосвязанным линиям:

определение эмпатии; структура эмпатического акта; соотношение феноменов эмпатии и конгруэнтности; феномен псевдоэмпатии.

Приводя в своей статье и анализируя различные определения эмпатии, авторы, к сожалению, игнорируют три весьма существенные особенности эмпатического процесса, которые были описаны в работах К. Роджерса. Выявление и фиксация данных особенностей представляют собой, на наш взгляд, саму суть вклада К. Роджерса в развитие современных представлений об эмпатии. Мы имеем в виду, вопервых, сохранение в эмпатическом процессе собственной позиции эмпатирующего, сохранение психологической дистанции между ним и эмпатируемым, или, другими словами, отсутствие в эмпатии отождествления между переживаниями эмпатируемого и эмпатирующего (что собственно и отличает данный процесс от фенотипически сходного процесса идентификации), вовторых, наличие в эмпатии сопереживания (каким бы по своему знаку ни было переживание эмпатируемого), а не просто эмоционально положительного отношения (симпатии) эмпатирующего к эмпатируемому; втретьих, динамичный (процесс, действие), а не статичный (состояние, способность) характер феномена эмпатии. Данные отличительные признаки эмпатии подчеркиваются многими авторами.

Следует отметить, что первый из указанных отличительных признаков эмпатии (так называемое условие «как если бы «) появляется в работах К. Роджерса уже в 50е гг.: «Ощущать личный мир клиента, как если бы он был вашим собственным, но без какойлибо утраты этого качества «как если бы » — вот что такое эмпатия. Ощущать гнев, страх или смущение клиента, как если бы они были вашими собственными и, однако же, без привнесения вашего собственного гнева, страха или смущения — вот то условие (терапевтического процесса.- А. О., М. X.), которое мы пытаемся описать » ([9], цит. по: [6; 226]).

Данный признак эмпатии отмечается К. Роджерсом в ряде его последующих определений эмпатии лишь в неявной, косвенной форме. Приведем для иллюстрации одно из наиболее полных определений эмпатии, данное К. Роджерсом в книге «Способ бытия «. Отмечая процессуальную, а не статичную природу эмпатии, К. Роджерс пишет: «Она (эмпатия.-А. О., М. X.) означает вхождение в личный перцептивный мир

другого и основательное его обживание. Она подразумевает сензитивность к постоянно изменяющимся в этом другом человеке чувственным смыслам, которые плавно переходят друг в друга,- к страху, или гневу, или нежности, или смущению, или чему бы то ни было еще, что переживает он или она. Эмпатия означает временное проживание в жизни другого человека, осторожное перемещение в ней без того, чтобы делать какиелибо оценки; эмпатия означает ощущение смыслов, которые он или она едва ли осознают, но без стремления раскрыть неосознаваемые чувства, поскольку это могло бы быть слишком угрожающим. Эмпатия означает частую сверку с человеком в отношении точности ваших ощущений и руководствование теми реакциями, которые вы получаете от него. Вы являетесь надежным спутником человека в его или ее внутреннем мире » [11; 142].

Вместе с тем концептуальное различение эмпатии и идентификации не было одномоментным действием, но, скорее, процессом, который, начавшись в середине 50-х гг., продолжался почти два десятилетия и был обозначен рядом промежуточных «кентаврических » понятий. Дж. Уоткинс в этой связи пишет: «Под точной эмпатией Роджерс понимает способность терапевта полно и точно понимать реакции клиента, и особенно заключенные в них переживания. Дискутируется вопрос, действительно ли Роджерс требует, чтобы понимание было основано на сходном переживании, которое терапевт актуально ощущает в данный момент. В одной из работ [8] Роджерс писал: «Переживание вместе с клиентом, проживание его установок, но не в терминах эмоциональной идентификации со стороны консультанта, а, скорее, в терминах эмпатической идентификации, когда консультант воспринимает отвержения, надежды и страхи клиента посредством погружения в эмпатический процесс, но без того, чтобы самому в качестве консультанта ощущать эти отвержения, надежды и страхи «. В более позднем высказывании Роджерс (см. [12; 304]) определяет эмпатию следующим образом: «Она (эмпатия.- А.О., М. X.) означает, что он (терапевт.-А. О., М. X.) ощущает и понимает непосредственное осознание клиентом своего собственного личного мира — это означает не только обнаружение тех аспектов опыта, которые клиент уже способен вербализовать, но также тех несимволизированных аспектов его опыта, которые какимто образом оказываются понятыми посредством тонких невербальных проявлений клиента с помощью чувствительного радара психотерапевта. Умелый терапевт ощущает мир клиента, как если бы он был его собственным, но без какойлибо утраты этого качества «как если бы «. Он утверждает (см. [10]), что «если это «как если бы » качество утрачивается, то мы имеем дело с состоянием «идентификации «. Роджерс очевидно считает, что, «как только эмпатия превращается в идентификацию, консультант уже больше не способен полно понимать клиента, поскольку для того, чтобы делать это, необходимо, чтобы он сохранял свою объективность » [14; 85 — 86].

Если поначалу психотерапевты, работавшие в рамках клиентоцентрированного подхода (в частности, Н. Раскин, см. [8; 29]), настаивали на проживании чувств и установок клиента для того, повидимому, чтобы отойти от медицинской (диагностической и интерпретационной) модели терапевтического процесса, то в более поздних работах в рамках данного направления вполне однозначно подчеркивается необходимость «как если бы » качества эмпатии (см. [13]).

Т. Мерри, один из британских сторонников и пропагандистов личностноцентрированного подхода, прямо указывает на данную особенность эмпатии: «Особое качество эмпатии, которое делает ее столь творческим способом бытия в терапии, состоит в том, что она позволяет нам войти в личный эмоциональный мир другого человека, как если бы мы были этим другим человеком (без утраты качества «как если бы «) » [7; 13].

С нашей точки зрения, указанные выше признаки достаточно четко ограничивают «зону неопределенности «, существующую

применительно к содержанию понятия эмпатии, и в значительной степени обеспечивают однозначность в его понимании, поскольку задают его различение от фенотипически сходных когнитивноэмоциональных процессов.

СТРУКТУРА ЭМПАТИЧЕСКОГО АКТА

Мы полагаем, что вряд ли правомерно расширительно рассматривать «акт эмпатии » как межличностную транзакцию, т. е. включать ответную реакцию эмпатируемого в сам акт эмпатии. Вопервых, эмпатируемый может по целому ряду причин быть «слеп и глух » даже к адекватно и полно выраженной в поведении эмпатии. Вовторых, эмпатия с предельно редуцированным поведенческим компонентом (а именно такую эмпатию демонстрируют выдающиеся психотерапевты) может быть гораздо более эффективной, нежели эмпатия с выраженным «коммуникативным компонентом «. В этой связи можно высказать предположение, что эмпатируемый воспринимает «акт » эмпатии не столько посредством его обнаружения в вербальном и невербальном поведении эмпатирующего, сколько посредством восприятия (как правило, на неосознаваемом уровне) иных, более тонких составляющих общего семантического поля коммуникации [3]. И наконец, втретьих, акцент на коммуникативном (поведенческом) компоненте эмпатии, на эмпатических базовых навыках, как показывает, в частности, опыт подготовки профессиональных психотерапевтов [1], может приводить к выхолащиванию собственно эмоционального, первичного момента эмпатии, провоцируя при этом ощущения внутренней опустошенности и инконгруэнтности терапевта, и в конечном итоге к утрате им самой возможности эмпатического слышания.

Из всего этого следует, в частности, что использованный в рецензируемой статье тест эмпатии (тест С. Б. Борисенко) не отражает сути эмпатического переживания, так как, по определению, нельзя испытывать эмпатию по отношению к воображаемым, а не реальным людям: сопереживать можно лишь при условии реальных переживаний другого человека; переживание эмпатии не тождественно интерпретации поведения.

Читайте также:  Какие продукты могут вызвать роды

Существенной стороной эмпатического переживания является процессуальность, движение, динамика. Только в движении (процессе) возможно следование с дистанцией в один шаг, «как если бы я был он «. Для этого процесса следования необходима реальность, в противном случае будет иметь место оценивание эмоционального отклика на нечто, возникающее в воображении, что приближается к интерпретации.

СООТНОШЕНИЕ ФЕНОМЕНОВ ЭМПАТИИ И КОНГРУЭНТНОСТИ

С нашей точки зрения, жесткое соотношение, сращивание эмпатии и конгруэнтности ошибочны, поскольку это разные и, следовательно, вполне автономные феномены. В случае эмпатии речь идет о сопереживании эмоциональному состоянию другого человека, а в случае конгруэнтности — о переживании своих собственных чувств, об их открытости себе и другим людям. Т. Мерри определяет конгруэнтность следующим образом: «Конгруэнтность это такое состояние бытия, в котором мы наиболее свободны и аутентичны в качестве самих себя и не испытываем потребности в том, чтобы предъявлять фасад, прятать себя, например, за маской или ролью «эксперта «. Конгруэнтность там, где наши внутренние чувства и переживания точно отражаются нашим поведением, когда нас можно воспринимать и видеть теми, кто мы есть на самом деле » [7; 10].

С некоторой долей условности, а также принимая во внимание процессуальный характер анализируемых феноменов и разные степени их возможной выраженности, мы можем рассмотреть следующую комбинаторику. Терапевт может быть одновременно:

конгруэнтным и эмпатичным (это возможно в том случае, когда в психотерапевте «все спокойно » и ничто не мешает ему концентрироваться на друтом,

на эмпатическом понимании этого другого);

конгруэнтным и относительно неэмпатичным (когда собственные переживания терапевта оказываются настолько интенсивными и устойчивыми, что мешают ему концентрироваться на клиенте и его переживаниях);

эмпатичным и относительно неконгруэнтным (часто именно отстранение от себя, отодвигание на второй план своих собственных эмоциональных содержаний, т. е. определенная инконгруэнтность терапевта, является важным условием активного эмпатического слушания).

Конгруэнтность и эмпатичность — это не только разные психологические феномены, но и различные, как правило, чередующиеся режимы профессиональной работы настоящего фасилитатора (см., например, [5]; см. также пункт второй определения конгруэнтной эмпатии в [2]). Именно поэтому, на наш взгляд. К. Роджерс не допускает их объединения, сведения друг к другу, различает их, не образует концептуальных «кентавров » типа «конгруэнтная эмпатия » или «эмпатическая конгруэнтность «. Вплоть до настоящего времени в рамках личностноцентрированного подхода эмпатия, конгруэнтность и безусловное позитивное признание другого рассматриваются как различные условия эффективного терапевтического контакта. «Конгруэнтная эмпатия » авторов — это на самом деле «эмпатия + конгруэнтность «, т. е. два различных условия фасилитации; шкала конгруэнтной эмпатии — это просто шкала конгруэнтности. Попутно отметим, что, возможно, именно данное обстоятельство объясняет отсутствие корреляции между результатами по тесту эмпатических тенденций А. Мехрабиана и результатами по шкале конгруэнтной эмпатии.

Что же следует, на наш взгляд, понимать под термином «псевдоэмпатия «1? Да и нужен ли сам этот термин, если вспомнить принцип «бритвы Оккама «: «Сущности не следует умножать без необходимости » [3; 455 — 456] ? Для нас совершенно очевидно, что за этим термином могут стоять лишь феномены, сходные с эмпатией по содержанию, по модусу, но лишенные ее важного отличительного качества (а именно условия «как если бы. «), т. е. симпатия и идентификация. Иначе говоря, я псевдоэмпатичен не тогда, когда я инконгруэнтен, а когда я либо симпатизирую другому человеку, либо идентифицируюсь с ним. Примеры псевдоэмпатии, приводимые авторами на с. 66 — 67, явно неудачны, так как в первом случае речь идет о симпатии, а во втором — об инконгруэнтности учителя своим собственным переживаниям.

Подводя итоги сказанному, еще раз кратко сформулируем основные положения нашего комментария.

Эмпатия и конгруэнтность — различные психологические феномены.

Эмпатия — это процесс безоценочного сопереживания одного человека реальным и актуальным переживаниям другого при соблюдении эмпатирующим условия «как если бы » и при его невмешательстве в процесс осознания своих переживаний эмпатируемым.

Конгруэнтность — это процесс безоценочного осознания человеком своих собственных реальных и актуальных ощущений, переживаний и проблем с их последующим точным озвучиванием в языке и выражением в поведении способами, не травмирующими других людей (или, иначе говоря, при соблюдении человеком условия «как если бы » это озвучивание и выражение были адресованы ему самому).

Относительно равномерная выраженность процессов эмпатии и конгруэнтности представляет собой один из частных случаев в работе терапевта.

Термин «псевдоэмпатия » является, по нашему мнению, излишним, поскольку так называемая псевдоэмпатия совпадает по своему психологическому содержанию либо с симпатией, либо с идентификацией.

1. Боуэн М. В.Б. Духовность и личностноцентрированный подход // Вопр. психол. 1992. № 3 — 4. С. 24 33.

2. Гиппенрейтер Ю. Б., Карягина Т. Д., Козлова Е. Н. Феномен конгруэнтной эмпатии // Вопр. психол. 1993. № 4. С. 61 68.

3. Менегетти А. Психология жизни. СПб., 1992.

4. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

5. Gordon Th. Teacher effectiveness training. N. Y.: Peter H. Wyden, 1974.

6. Kirschenbaum H., Henderson V. (eds.). The Carl Rogers reader. Boston: Houghton Mifflin, 1989.

7. Merry Т. A guide to the personcentered approach. Loughton: Gale Centre Publications, 1990.

8. Rogers С. R. Clientcentered therapy. Boston: Houghton Mifflin, 1951.

9. Rogers С. R. The necessary and sufficient conditions of therapeutic personality change // J. of Consult. Psychol. 1957. V. 21. N 2.

10. Rogers С. R. A theory of therapy, personality and interpersonal relationships as developed in clientcentered framework // Koch. S. (ed.). Psychology: A study of science. V. 3. N. Y., 1959.

11. Rogers С. R. A way of being. Boston: Houghton Mifflin, 1980.

12. Shiien I. M. A clientcentered approach to schizophrenia // Burton A. (ed.). Psychotherapy of the psychoses. N. Y.: Basic Books, 1961.

13. Tomlinson Т. M., Whitney R. E. Values and strategy in clientcentered therapy: A means to an end // Hart J. H., Tomlinson T. M. (eds.). New directions in clientcentered therapy. Boston: Houghton Mifflin, 1970.

14. Walkins J. G. The therapeutic self. N. Y.; L.: Human Sciences Press, 1978.

Поступила в редакцию 10.VI 1993 г.

1 В рецензируемой статье хотелось бы видеть отсылки на заимствования авторами терминов «псевдоэмпатия » (см. № 30 пристатейного списка литературы) и «Я Тысообщения » (см. там же, № 28 и 29).

Известный психолог Карл Роджерс говорил: эмпатия означает войти во внутренний мир другого человека и быть в нем как дома, не забывая об этом «как», в смысле «как будто», то есть помня, что это все-таки другой человек, а не я. В последнее время об эмпатии заговорили не только в научном сообществе, но и во всем мире. Вместе в психологом Татьяной Карягиной мы попытались разобраться, что такое эмпатия, почему о ней стали говорить всё чаще, и в чем ее эволюционный смысл?

Татьяна Дмитриевна Карягина — кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Психологического института РАО, доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии, руководитель магистерской программы «Консультативная психология» Московского государственного психолого-педагогического университета.

— Что это такое эмпатия?

— До сих пор этот вопрос вызывает затруднения, если попытаться ответить кратко. Я стала заниматься исследованием эмпатии в аспирантуре под руководством известного психолога Юлии Борисовны Гиппенрейтер, автора книги «Общаться с ребенком. Как?». Тогда, как оказалось, исследования эмпатии были в упадке. А сейчас, напротив, наблюдается расцвет этих исследований. Об эмпатии заговорили не только ученые, но и все вокруг. И тем не менее до сих пор определение эмпатии вызывает сложности.

Специалисты очень по-разному это делают: кто-то настаивает на узком определении, кто-то на широком. Я предпочитаю следующее: эмпатия — это наше понимание и отклик на переживания другого человека, ориентированные на то, как сам человек чувствует, ощущает, понимает себя. То есть, это не оценка извне, а понимание как бы изнутри. Среди компонентов эмпатии: сочувствие, сопереживание, забота о чувствах другого человека.

Читайте также:  Кашель не проходит месяц температуры нет

— Почему этим понятием заинтересовались сейчас?

— Во многом это связано с развитием нейронаук. Конечно, не обошлось без конкретного события — открытия зеркальных нейронов. Они были открыты в 90-х годах прошлого века как моторные нейроны, возбуждающиеся в тот момент, когда мы видим или слышим действие другого человека. Впервые они были обнаружены у приматов, а затем и других животных. Наличие зеркальных нейронов у человека на данный момент прямо не доказано. Однако по разным косвенным признакам считается, что они есть и у нас.

Предполагалось, что именно зеркальные нейроны отвечают за эмпатию. Считалось, что когда мы видим мимику лица человека или его движения, то в нашем мозге возбуждаются те же отделы, как если бы мы двигались сами, запуская также связанную с этими движениями эмоциональную реакцию на определенном уровне. Однако сейчас исследователи призывают с осторожностью относиться к предположениям о ведущей роли именно зеркальных нейронов. Например, когда мы читаем книгу, то можем также испытывать эмпатию к вымышленным персонажам, хотя не видим их мимики или движений.

Поэтому специалисты предпочитают говорить не о зеркальных нейронах в отношении эмпатии, а о зеркальном принципе работы мозга. То есть, когда мы наблюдаем или воображаем некоторое событие, действие или поведение человека, то в нашем мозге возбуждаются те же разнообразные отделы мозга, которые возбудились бы, если мы сами испытали это состояние, воспроизвели движение или вели себя подобным образом.

— Есть ли предположения о том, для чего нам нужна эмпатия? И была ли она у наших предков?

— Конечно. Все гипотезы эволюционной значимости эмпатии связывают с повышением шансов на выживание. Почему?

Когда мой сородич испуган, я не могу себе позволить тщательно анализировать его страх, поскольку это может стоить мне жизни. В мозге возникает определенная репрезентация состояния другого человека, что приводит к тому, что я моментально понимаю, что он чувствует. Причем, не в результате логических умозаключений, а именно личных переживаний. Это повышает шансы адекватно и быстро отреагировать на ситуацию.

Замечательный зоопсихолог Франц де Вааль описал многочисленные примеры эмпатии у приматов и других животных. Например, проводили эксперимент, при котором крысы должны были нажимать на кнопку, которая дает им еду, но при этом бьет сородича током. Результаты показывают, что крысы отказываются нажимать на кнопку, наблюдая за страданиями другого животного. Но при этом результат сильно зависел от количества награды. Если, например, награда очень большая, то крысы перестают «сочувствовать» сородичу.

Тем не менее, в отношении человека, пока нельзя точно сказать, что является врожденным, а что приобретается в результате раннего научения.

— Существует ли коллективная эмпатия? Можем ли мы сопереживать большим коллективам?

— Эмпатия все-таки, с моей точки зрения, относится к индивидуальному переживанию чувств конкретного другого человека. С другой стороны, мы можем распространить наше понимание на других людей, тем самым формируя наше сочувствие к определенной группе.

— В каком возрасте у человека формируется эмпатия?

— С рождения. У младенцев, например, с первых дней жизни проявляется первичная форма эмпатии — так называемый реактивный плач младенца, когда они реагируют на плач другого ребенка. Эти эксперименты проводились еще в 70-х годах ХХ века. Ученые изучили все возможные типы плача: плач в ответ на голод, в ответ на шум. Они записывали собственный плач ребенка, а также плач детей постарше. И подвергали младенцев воздействию всех этих звуков. Выяснилось, что плач в ответ на плач другого младенца, буквально его «сородича», отличается по всем параметрам.

Год назад вышло исследование израильских ученых, которое показало, что девятимесячные дети сопереживают маме или папе, которые демонстрируют боль от удара руки или ноги. Младенцы волнуются и сочувственно смотрят на взрослых, рассматривают место условного ушиба и т.д.

— Какие особенности поведения указывают на нарушение эмпатии?

— Нарушение эмпатии может быть связано как с мозговыми нарушениями, так и с чисто психологическими причинами. Например, при психопатии или антисоциальном расстройстве, скорее всего, имеют место мозговые нарушения. Эксперименты показали, что у людей с этим расстройством нарушена непроизвольная эмпатия. Испытуемых помещали в томограф и показывали видео руки, которой причиняют боль. Если им давали инструкцию: «Внимательно смотрите видео, чтобы потом пересказать», то возбуждения эмпатических отделов мозга не было. И их результаты сильно отличались от группы здоровых людей, у которых, несмотря на отсутствие инструкции на эмпатию, непроизвольно возникала эмпатическая реакция. Но если испытуемым давали задание «Смотрите и попробуйте сопереживать тому, что происходит», то у испытуемых с психопатией возникала интересная реакция: возбуждались эмпатические отделы мозга, но вместе с ними активизировались отделы мозга, отвечающие за воображение.

По сути, отсутствие непроизвольной эмпатии — это нарушение. Поэтому важно, чтобы проблему заметили как можно скорее. Нечувствительность к страху, к горю другого человека и равнодушие могут сигнализировать о нарушении эмпатии. Существуют специальные программы для детей и подростков, с помощью которых их учат замечать чувства и эмоции других людей.

Помимо этого существует проблема регуляции эмпатии. Это явление называют темной стороной эмпатии или эмпатическим личным дистрессом. Речь идет о личных негативных чувствах человека, возникающих в ответ на переживания другого, или об эмоциональном заражении чувствами другого человека.

То есть мне плохо от того, что другому плохо, у меня может возникнуть тревога или раздражение, и при этом эти чувства ориентированы на меня самого. В этой ситуации человек погружается в себя и ему не очень хочется кому-то помогать — со своими бы проблемами справиться.

В каком-то смысле это тоже нарушение. Мы также проводили исследование, которое показало, что люди с высоким уровнем личного дистресса не справлялись с обучением психологическому консультированию, которое требует вовлечения в переживания другого человека.

Согласно другому исследованию, эмпатический личный дистресс связан с плохим пониманием собственных чувств. В психологии это называется «алекситимией». Это явление, при котором человек плохо понимает свои чувства, не идентифицирует их, не умеет описывать. Такое непонимание собственных чувств, вероятно, способствует превалированию личного дистресса и сигнализирует о проблемах с эмпатией.

— Современное общество изменилось с появлением социальных сетей. Сегодня так просто опубликовать пост в социальных сетях о своих переживаниях. А пользователи в свою очередь могут легко отреагировать, написать сочувственный комментарий или поставить эмотикон. Это способствует развитию эмпатии или говорит о регрессе?

— Развитие эмпатии идет через приобщение ребенка к определенным культурным способам выражения чувств и эмоций, в том числе эмпатии. Например, когда ребенка учат просить прощения, если он кого-то задел, то дают по сути эмпатические инструкции сопереживания и децентрации: «Представь, каково мальчику, вспомни, как тебе было больно» и т.д. Подобные культурные нормы опосредуют наше эмпатическое переживание.

Сейчас мы имеем дело с появлением новых культурных норм и правил. И, в целом, я их приветствую, поскольку они помогают нам выражать эмпатию всеми возможными способами. Конечно, ты не можешь сопереживать всем и каждому. Что-то затронет тебя больше, что-то меньше. Где-то ты отреагируешь более развернуто, написав слова поддержки, а где-то просто поставишь смайлик. В определенном смысле, это приводит к расширению диапазона нашей эмпатии и круга тех, к кому мы ее проявляем.

— Остались ли у психологов и представителей нейронаук нерешенные вопросы об эмпатии?

— Конечно. Вопросов еще много. Во-первых, пока неясно, как связаны эмпатия и помогающее поведение. То есть, понятно, что если мы испытываем эмпатию, то у нас с большей вероятностью возникнет желание помочь человеку. При этом считается, что эмпатия в большей степени связана с чувствами и эмоциями, а значит «иррациональными» проявлениями. Но для адекватной помощи иногда гораздо важнее принять трезвое рациональное решение. Поэтому связь эмпатии и рационального стремления помогать — одна из проблем, которая пока не решена.

Другой важный вопрос посвящен механизмам регуляции эмпатии: как способствовать тому, чтобы человек был высоко эмпатичным, но при этом не выгорал, не истощался эмоционально.

Помимо этого остаются нерешенными и другие вопросы. Так что работы еще много!

Интервью осуществлено при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук.

Ссылка на основную публикацию
Эмоксипин глазные капли срок хранения после вскрытия
Форма выпуска, состав и упаковка Раствор (капли глазные) бесцветный или с желтоватым оттенком, прозрачный. 1 мл метилэтилпиридинола гидрохлорид (эмоксипин) 10...
Электрофорез с ношпой для глаз ребенку
Для коррекции близорукости используют очки и контактные линзы. Некоторые люди подходят к лечению иначе — они выбирают лазерную коррекцию зрения....
Электрофорез шейного отдела позвоночника как делать
Остеохондроз диагностируется практически у каждого, кто ведет малоподвижный образ жизни, имеет сидячую работу, много времени проводит за рулем. С каждым...
Эмолиум при псориазе
Принцип действия Psorilax – эффективное и современное средство от псориаза. Оно прошло клинические испытания и получило сертификаты качества. В отличие...
Adblock detector